April 7th, 2016

Интимная обстановка и банка сгущенки

Интимная обстановка и банка сгущенки

Мой друг Дюча влюбился. Нам с ним было по 14 лет, Маринке, в которую Дюча втюрился, - 15. Я сказал, что ловить ему там нечего, но ошибся. Маринка буквально сразу ответила моему дружку взаимностью. За пару дней их школьный роман так развился, что они решили: им пора встретиться где-то в интимной обстановке. Мне об этом они рассказали, когда уже все сами продумали. Они решили провести это мероприятие у Маринки дома, а все это дело обставить так, как будто мы с Дючей пришли к Маринке в гости заниматься алгеброй. А я, конечно, если что-то пойдет не так, должен был своим присутствием придать данному мероприятию легитимность. Я решил из всего этого извлечь максимальную выгоду и поинтересовался, есть ли для меня подружка у Маринки. Оказалось, что они это предвидели и для меня пригласят подружку Светку. Я скис сразу. У девчонок так бывает очень часто: одна - высокая фигуристая блондинка (как Маринка), а вторая - мышь серая. Вот Светка была та самая мышь. Только хотел раскрыть рот и сказать, что я думаю, как меня сразу спросили: «Ты друг или как?». Ну конечно, друг... В общем, я согласился.
И вот день «Ч», пришли мы к Маринке домой. Всю дорогу у меня крутилась одна мысль - что мне делать с этой Светкой? Просто голову сломал. А когда нам открыла дверь Маринка, все случилось чудесным образом - Света не пришла. Я шумно выпустил воздух. А эти влюбленные -раз! - и пропали. Пока я довольный переваривал новость, они свалили к Маринке в комнату и там закрылись. Решил пройтись по квартире, за мной увязался Маринкин песик, пуделек. А квартира, надо сказать, крутая, папаша Маринкин много ездил по заграницам, привозил разные сувениры. Везде стояли ракушки, на стенах висели какие-то маски дикарей, в одном углу возле огромной вазы даже стояло настоящее копье. Я хожу по квартире, пуделек на расстоянии за мной цокает когтями, следит, чтобы я что-то не стибрил. Так я добрался до кухни. А на столе в кухне стоит открытая банка сгущенки и рядом на блюдечке ложка. Сгущенка - моя слабость. Банка -в одну руку, ложечка - в другую, оттопырил мизинчик и приготовился получать удовольствие. Но куда делся песик? Я уже приготовился раскрыть рот и позвать его, как услышал в прихожей приглушенный мужской бас. Папаша Маринкин пришел домой и ласкает псину! Меня охватила паника. Я представил себе, как он заходит в коридор - а тут такой мальчиш-плохиш!!! Заметался я в коридоре, потом влетел в туалет и спрятал банку за унитазом, выскочил снова в коридор и стал скрестись в комнату, а у самого волосы дыбом стоят. Смотрю в начало коридора, жду, когда папа Марины там появится. Дверь открыли, и я сразу влетел в комнату. Нам. конечно, надо было просто сесть за учебник - и все. Но я от страха так сильно захлопнул дверь, что буквально тут же в нее стал стучаться папаша. Паника возросла многократно. Я рванул нарезать круги по комнате, Дюча, поддавшись моему настроению, - за мной. Нарезая круги, я время от времени пытался залезть то под стол, то под кровать. А надо сказать, что хоть квартира и была богато обставлена, у Маринки в комнате все было по-спартански. Стол, стул, кровать и пару полок на стене. Деваться просто некуда, а еще четвертый этаж. А папа уже настойчиво стучит в дверь и требует ее открыть, он же, понятное дело, слышит. как в комнате беснуются два молодых кабанчика. Маринка просто стояла в центре комнаты и смотрела на все это безобразие ошалело. Нарезая сорок первый круг, я, как в анекдоте про индейца Зоркого Сокола, увидел, что в комнате есть еще одна дверь. Подлетаю, открываю, а это стенной шкаф! На полу - коробки (наверное, из-под обуви), на перекладине на вешалках висят Маринкины вещи. Я сразу полез в него, Дюча за мной, я отгородился от него вешалкой с какой-то одеждой, и мы закрыли дверь. В шкафу никто не дышал, мы с Дючей превратились в два огромных уха. Маринка открыла папе дверь. Буквально тут же открылась дверь в шкаф. Я только увидел, как в шкаф проникла огромная волосатая лапища и, сграбастав Андрюху просто за лицо, выдернула его из шкафа. Мне даже показалось, что я услышал чмокающий звук, потом звук смачного пенделя и крик огорченного самца гориллы. Папаша был очень расстроен. Я закрыл глаза, чтобы в 14 лет не получить инфаркт. Бах! Дверь шкафа закрылась. Я не могу передать это чувство, когда я понял, что я спасен! Меня не нашли, не нашли, не нашли!!!
Но тут сразу появилась ужасная мысль: «И сколько мне тут сидеть? До ночи?». Ждать, пока папа уснет, А у меня дома уже родители к тому времени обзвонят все морги. Черт! Надо сдаваться, получать свой пендель и валить из этого кошмара. А за дверью шкафа папа Маринки, совсем не стесняясь в выражениях, рассказывал 15-летней девчонке, куда приведет ее эта кривая дорожка. Я решился. Открываю дверь, выхожу и говорю: «Добрый день» (я же не на улице рос, меня папа с мамой воспитывали). Лицо Маринкиного отца начинает меняться, его нижняя челюсть отвисает буквально до гульфика. Я медленно дохожу до двери, поворачиваюсь и говорю: «До свидания». Затем выхожу в коридор... И вот тут - какой там Усейн Болт? - в этот момент меня бы ракета не догнала бы.
На следующий день в школе Маринка рассказала, что родители еще до трех часов ночи ржали в своей комнате. А когда ее папа нашел утром за унитазом банку сгущенки, он просто лег на пол и отказался идти на работу.